Встреча


1 2 3 4

Но время летело, а условия и обстоятельства домашней жизни мешали ей сорваться с места и поехать. Правда, тут еще отчасти виноваты были ее трусость и нерешительность. «Найду Кастуся или не найду, а от родителей оторвусь... Тогда проклянут меня они, навсегда отрекутся. Ведь против их воли придется бежать из дома», — думала Агапа, когда сердце подсказывало ей решение.

Так прошло около месяца. Целый месяц! Как много дней! Сколько воды за это время утекло, какие события могли произойти в жизни Кастуся. в его жизни, полной неожиданных капризов судьбы!

И чувство подавляло сознание, сердце требовало своего. Все существо Агапы было взволновано неотступными думами о нем, о Кастусе. Валилась из рук работа, ничто не занимало ее, не интересовало. Так долго жила она с ним одним в душе, так полюбила! Кто и что в силах разлучить их? Кто сможет поставить непреодолимые препятствия для встречи?

!— Брось же ты думать об этом, чудная! Перестань дурить. Что ты нашла в нем особенного, чтобы так сходить по нему с ума? Брось, Агапка, — часами уговаривала ее мать, когда бывала в добром настроении. А иногда, когда дочка очень надоедала ей со своим Каст'усем, мать серьезно грозила:

—   Выгнать тебя, негодница, нужно. Всю семью нашу опозорить хочешь? Связалась, шельма, с большевиком, и ничего с ней не поделаешь... С больше-евико-ом! Будто нет лучше парней на свете. Ужо погоди, придут поляки, тогда по-другому запоешь! Да из-за него и нам беды не обобраться. Прицепятся — и оберут до нитки или убьют ни за что из-за какого-то там жулика... Выгоним, Агапа, верно тебе говорю, если не откажешься от него!

—   И надо выгнать! Ишь волю взяла! Силу почуяла... Родителей ни в грош не ставит! Погоди, голубка, возьму тебя в руки! — стращал отец.

Угрозы его выводили Агапу из себя и еще сильнее укрепляли ее решимость скорей уйти к Кастусю, сбежать от злых родителей и осуществить свои мечты. «Начальник гарнизона! Все подчиняются его приказам, все слушаются!

После этих притеснений, после такой беззащитности... О мой Кастуська! — мечтала наедине Агапа.— Нет, поеду, поеду, поеду! — повторяла она сама себе, невольно вторя редким, мерным ударам колокола. — Только когда мне уйти из дому? И как уйти, чтобы никто не видел, одной, потихоньку?» — напряженно думала она.

—   Вечером! — подсказало ей что-то. — Завтра вечером. Чего ждать дальше! Решила—так выполняй...

Агапа на мгновение успокоилась: прошлась несколько раз по хате и даже стала напевать мелодию какой-то революционной песни, которая подбодрила ее. подняла настроение. Потом снова присела на лавку.

Присела и по-новому, радостно стала смотреть через окно на стены хат, сады, улицу.

Так прошло с полчаса...

—   Ну вот, уже возвращаются, сейчас начнется,— вдруг сказала она, беспокойно зашевелилась и с доса-. дой отвернулась от окна. — Нет покоя: только сердце унялось, как снова...

Стук дверей и появление в хате матери прервали ее мысли. Агапа замолчала и снова повернулась к окну.

А мать, Домна, высокая, лет под сорок, женщина, полная и стройная, с гладким лицом, переступила порог, окинула хату строгим взглядом и, заметив у окна дочку, остановилась.

—   Ты уже давно дома? — сухо спросила она. Агапа не отвечала.

—   Слышишь или нет? — сказала Домна громче.

—   Не очень, — неохотно произнесла Агапа, невольно вздрогнув.

—   А отец не приезжал? — спросила мать.

—   Нет, — сквозь зубы процедила Агапа.


1 2 3 4