Месть


1 2 3 4 5 6 7 8

Ждали тебя, как бога, и не верили, что свидимся. Такова уж природа человечья... Глядим с матерью в окно, и в нем ты все видишься... А сердце непрестанно бьется, тревожится. Мало ли что может случиться!

Микита посмотрел на дворовую стену сеней, где в проволочном переплете глядело черным глазом крошечное оконце, и перевел взор на Игнася.

—   И у нас всякие люди есть. Нельзя верить всем. Игнась посмотрел на отца и спросил:

—   Вы хоть никому не сказали, что я приеду? Хрызь ответил за отца:

—   Будь спокоен.

—   Будь спокоен, — повторил Микита.

Аксенья вынесла в сени несколько мисок с едой н поста вила их на стол. И снова глядела на Игнася.

—   Это в твою честь, сынок мой... Так мы рады, ч свиделись. Дождемся ли в другой раз?

По лицу ее одна за другой покатились крупные слезы. Аксенья вытерла их передником.

—   Еще свидимся, мама! Не удастся им разлучить на с тобою. Голову себе сломят, а не остановят того движения, которое несет им погибель...

Хрызь достал из-под печки две бутылки, обвязанные бе лым платочком, и поставил их среди мисок. Микита снял полки хлеб и принялся резать и раскладывать его на стол:

Игнась расхаживал по сеням, поглядывая то на стол то на родителей, поглаживая свои длинные темно-русы, волосы. Время от времени его спокойное лицо внезап вздрагивало, и тогда Игнась на минутку останавливал и подозрительно оглядывался вокруг. Потом снова вх дил в горницу, забывая о своем нелегальном положении об опасности, которой подвергает себя, явившись в отц дом, в родной угол. В нем росла твердая уверенность собственной безопасности, и это вызывало острое жел ние повидать как можно больше людей. Особенно хот лось скорее встретиться с товарищами и расспросить них, как обстоит дело с его отъездом в Америку.

—   Где же они, в самом деле, эти хлопцы? — спроси Игнась у брата, когда стол уже был приготовлен дл встречи гостей.

_ Сейчас должны прийти, — успокоил Хрызь. — Я выбегу погляжу, — добавил он.                                                         

__  Куда ты? — остановил его отец и вдруг замолчал.

Примолкли и Игнась с Хрызем.

Со двора донесся тихий звук крадущихся шагов.

—   Вот легки на помине!

Все четверо (Аксенья как раз вышла из хаты) как пО команде выстроились в ряд, обернувшись лицами к двери, и стали ждать. Вскоре отворилась дверь, и в сени вошли трое: Алесь Цапа, Трофим Зацнрка, Фейга Шамес.

Микита закрыл за ними дверь.

—   Ну. как живешь?

—   С приездом, брат!

—   Что слышно?

Поздоровались по очереди. Начались расспросы.

—   Это потом, потом... Теперь, пожалуйста, к столу, выпьем по чарке в честь гостя, — прервал беседу Хрызь.

Родители схватили Алеся, Трофима и Фейгу за руки и потащили за стол.

—   Вы ведь самые лучшие и самые близкие приятели нашего Пгнаськн! Он так ждал вас, так хотел увидеть... За его здоровьице! — приговаривала Аксенья.

—   Эта наша беседа, может, взамен свадьбы будет. Кто знает, что дальше-то, дождемся ли мы еще нашего сынка... Не ровен час... Садитесь, детки! Когда-то ведь вместе работали, — говорил Микита.

—   Еще бы, мы ведь друг с другом многим связаны... Есть что вспомнить!

—   Авось дождемся той поры, когда наши враги будут прятаться так, как мы теперь.

—   То уж ваше дело, а нам, старикам, не дождаться этого, нет...


1 2 3 4 5 6 7 8