Бездельник


1 2 3

Будьте здоровы, ваша милость Сидор,—добродушно ответила Палута и добавила: — Вы уж там не потакайте ему, ругайте хорошенько, если заслужит; я вам большое спасибо скажу за это... Чего с ним церемониться!

Сидор усмехнулся и тронул коня.

—   Чего, Янка, запечалился? Боишься возвращаться? Ничего, брось горевать.

Янка молчал.

Собравшиеся вокруг Янки ребятишки расступились, когда воз тронулся. Они смотрели на своего отъезжающего товарища н кричали вслед:

—    Возвращайся, Янка, живее назад да привези нам яблок!

—    Приезжай в Петров день!

А Палута, едва возок скрылся за поворотом, ушла в хату. Все, что произошло с сыном, отодвинулось на задний план: удачный заработок и повседневные заботы заполнили ее мысли. И лишь спустя некоторое время, когда она уже сбегала на рынок и успела изрядно устать, ее мысли вернулись к Янке. Она вспомнила, что сын так и не взял с собой поесть. Палуту охватила жалость к ребенку, она промолвила, горюя:

—   Да как же это? Я и перекусить ему не дала. И сам он ничего не взял поесть, наверно. Ясно, что не брал. Так и поехал голодный, горемыка. Дома-то ведь ничего не было... И пригнала же нелегкая этого Сидора!

—   Сидорушка, опять вы? — обратилась она к эконому, входящему в хату.

—   Я— я... И даже с плохой вестью... — нарочито бодрым голосом говорил Сидор, протянув Палуте руку.

—   Да что, что, что? — не своим голосом спросила Палута.

—   Палута-а... Все... Успокойся, бедняга... Твой Янка утопился. Тело его там, на возу. Пойдем, возьмем... Вчера вынули из пруда. Увидели недоплетенный кузовок иа берегу и догадались.

Палута не могла произнести ни слова: судороги сдавили ей горло. Сидор бросился к женщине, чтобы поддержать, но и у него дрожали руки и тьма застилала глаза...А с конца села, сквозь окошки, в хату врывался перезвон колоколов: звонили к обедне.  Прошла целая неделя после того дня. Наступило воскресенье. В хлопотах повседневной жизни Палута не вспоминала про Янку: не было его перед глазами, и ей' казалось, что сынок спокойно занимается своим делом» Но сегодня с самого утра что-то все думалось про него:

«А молодец парнишка! Наверно, привык уже и теперь послушно трудится. Не повредило ему небось, что хорошенько отругала...»

И едва Палута подумала об этом, как во дворе раздался знакомый голос:

— Палута! Палута!

Она вздрогнула и мкгом подбежала к окошку. Взгляд нула — и отшатнулась, словно ее кто-то оттолкнул.

«Опять Сидор!» — мелькнула в голове пугливая мысль.


1 2 3