Березы на шляху


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

       Служба, понимаете, и люди еще есть такие... Хотя бы, к примеру, и ваши глушаковцы — уже которую березу на шляху валят! Разве ж это дело, порядок? Живут у вас небедно, а туда же... Ну как тут оставаться добрым? Недавно история с кражей, а потом с этими парнями — и все в Глушаках.

Хозяин молчал. Открыл ворота, вошел. Астап за ним.  Привязал коня к колоде.

—   Ну как там? —спросил Гарбузик.

—   Готово! — ответил Астап, и не успел еще смолкнуть его голос, как грохнул выстрел. Астапа словно кто-то стукнул камнем по ноге, да так,' что он не удержался' и рухнул на землю.

—   Павел, помоги! — выкрикнул он и от боли сжалі зубы, больше ничего не в силах произнести.

Гарбузик подбежал к Астапу, ощупал его и посмот рел на руку: она была в свежей крови.

—   Помогите внести в хату,— повелительно сказа Павел хозяину. — Бандиты, прохвосты!!! — выругалс он. — Сжечь мало все Глушаки!

Несколько человек, сочувствуя, подбежали ко двор; загомонили, завыли собаки громче и злее. Астапа вн« в хату, раздели, перевязали рану и положили. Девушк прикрыла его новым одеялом и красиво вывязанной и кндкой.

—    Поспите! Какая напасть! А Павел Гарбузик, перепуганный, отчаянно кричал

—   Бандиты, шляхта поганая! Такого человека поь бить! Из-за угла, из-за гумна...

—   Чего ты нас винишь — думаешь, это наши? Ма ли бродяг шатается сейчас кругом! Чудной ты, Павел, извиняющимся тоном отвечал Осинеия.

Но Гарбузик не обращал внимания на его слова, кр~ чал и бегал по хате,

—   За своего начальника отомщу поганцам! — в крикнул он и кинулся в дверь.

Девушка бросилась за ним.

Осиненя схватился за голову,

—   Что-о он де-елает, что-о он де-елает? — И, заметив вдруг у печи совсем еще свежие, нарубленные из только что поваленного дерева березовые дрова, знаком подозвал жену.

—   Побросай в печку,—шепнул он и оглянулся на Астапа.

А Астап дремал, утомленный, измученный, обескровленный. И шум в хате, и лай собак, и эхо выстрелов Гарбузика сливались в его сознании в однообразный шорох листьев берез на аллеях шляха, берез редких, вырубленных, сиротливых, обиженных этой зимой, и рядом с ними — молодых, свежих, которые он думал посадить после этой необычной, неведомой даже старикам, грязной зимы двадцать пятого года.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10