Березы на шляху


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Астап отбросил мысли про бандитов и вновь обратился к березам. Бывало, едешь — ровною стеною, одна к одной, стоят они двумя стройными шеренгами вдоль дороги. Из дома видны были и тянули к себе, а потом — куда-то вдаль, на юг.

Летом — зеленели, зимой — серели. Защищали зимой, широкий шлях от снега. В любую метель едешь укрытый от ветра. Потом война: принялись за деревья, не жалели. Куда там—людей не щадили! Наделали плешин, испоганили шлях, аллею.

И с тех пор деревня за деревней украдкой, понемногу губили березы.

Глядишь, то тут, то там —свежий пень. Ветки подобраны, следы притоптаны. А видно, из какой деревни приложили руку к этому дереву.

Есть закон об охране зеленых насаждений, а попробуй-ка сохрани их! Не поставишь специального караула. А как быть в эту зиму, в зиму двадцать пятого года, когда нет возможности поехать за дровами подальше — загубишь коня?

Все-таки жаль аллеи, как там ни сочувствуй людям.

Вспомнил Астап: «Ага, вот хотя бы последний случай — позавчера за Круполой свалили две березы. Осяковцы, конечно. Милиционеры стреляли, гнались последам, а дела не довершили. Нужно разобраться. Не оставлю — не в моей натуре. Найду концы!» Астап посмотрел вверх и прикинул: вот если бы кто-нибудь рубил березу в этот момент, когда он едет, грохнула бы береза как раз ему на воз. Расплющила б и его и коня.

Прислушался — не слышно ли подозрительных звуков. Тишина...

Но впереди, далеко, внезапно блеснул огонек. Точно кто-то зажег спичку и тотчас бросил ее.

Потом донеслось несколько ударов, слабых, умело приглушенных.

Астап, лежавший на боку, быстро приподнялся. Насторожился, сжал в руке рукоятку кольта. Подумал, прикинул и выстрелил в сторону потухшего огонька.

Прорезав тьму, выстрел эхом отозвался со всех сторон, словно вихрем тряхнул деревья. Справа — зычно откликнулся, точно кто-то ответил выстрелом.

Астап огляделся вокруг, прислушался: колеса мяли жидкую глубокую грязь, терлись о борта повозки; конь шлепал по лужам почти по колени в воде. Слева скрипела береза.

—   Тпру-у, Гнедка-а!

Стало совершенно тихо. Устремив взгляд вперед, Астап силился разглядеть что-нибудь. Прищурил глаза, наклонялся, вытягивал шею, подавался вперед и наконец... сошел с дороги на поле, чтобы лучше видеть.

—   Дьявол не разберет в такой темноте, — махнул он рукою.

Конь отчего-то фыркнул, насторожил уши. Астап, проверяя себя, посмотрел снова —где-то далеко-далеко справа мелькнул трепетный, слабый огонек.

—   Подались к лесу, гады. Как тйхоі — Он покрутил головой. — Вот н поймай их... Но погодите]

Вспомнил, что там, где только что мелькнул огонек, поселок Глушаки.

I Га-а-а! Это работа глушаковцев! Я им покажу. Я на них наскочу неожиданно — не опомнятся...

Тронул коня и подумал: «Завтра суббота; в сумерки, после ужина, заеду».

—   Но-о, милая!

Присел на край телеги я стал внимательно смотреть на левый ряд берез, чтобы заметить свежую порубку. Через каждые пять-шесть деревьев торчали пни, черные, одинаковые. Кто их разберет в темноте, какой из нит свежий? Около мостнка Астап спрыгнул с телеги н подбежал к двум пням, пригляделся, ощупал руками. Оба — обрубленные, обтесанные до основания — имели форму, тонких спиц; около одного валялись щелки, еще свежие. Астап пожал плечами:

—   Тяжело с топливом! Бедствует народ, ищет дров. Ну как ты устережешь аллею? Лесу нет—истребили, полена достать негде. Рубят, крадут березы.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10