Березы на шляху


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Разве ж мы станем обманывать! — разом воскликнули крестьяне и так искренне, что Астап больше не с©ч мневался в их словах... А все-таки дал расписаться в постановлении.

—   Идите и помните.

Крестьяне поклонились, попрощались и вышли. Вслед за ними вышел и милиционер. Астап задумался.

—   Постой, Павел.

Милиционер вернулся, подошел к Астапу,

—   Думаешь, выполнят?

—   Почему ж нет? Разве с них штраф взыщешь? Голые, как плеть. Видел их хозяйство: хаты — к земле клонятся, ободранные крыши, дети раздетые, телеги побиты, кони что свиньи..,

—   Жаль!

—   Конечно.

Астап задумался, ухватил двумя пальцами нижнюю губу и внезапно кивнул головой.

—    Вот что, брат Павел...

—    Что?

- С глушаковских дворянчиков наверстаем! Сегодня вечером —в Глушаки... Понимаешь, ночью вчера ехал — рубили, гады. Чуть ли не за километр заметил, выстрелял. Ну, а разве догонишь? Конь едва идет. Грязь по оси, темень — хоть глаз выколи. Зима, лихо ее знает, небывалая. Невозможно работать: ни выследить, ни выглядеть.

—   Я верхом поеду в сумерки, а то ночью разве найдешь?

—   Твое дело: только найди — а потом уж прижмем.

—   Верно, не накажешь—всю аллею уничтожат. Дожидайся, когда еще новую посадят.

Астап вышел из кабинета. На пороге остановился, повернул было назад, но услышал сзади голос:

—   Товарищ начальник, за вами присылали от председателя.

—   Где, кто?

Делопроизводитель протянул записку. Астап развернул ее, прочитал. Покраснел.

—   Бюрократы! Разве везде поспеешь? Он думает, я тут сижу сложа руки... Выговор, приказ! Может быть, за старательность? Надо меня учить! Пять лет на этом деле...

Вышел, сильно хлопнув дверью.

Разгоряченный, усталый, взволнованный, Астап мчался к себе в канцелярию миляции. Через каждые два шага поднимал левую руку н смотрел на часы. Минуты таяли, как снежники на теплом оконном стекле. Вышел из райисполкома — было без двадцати четыре. Ему не раз звонили по телефону в. райисполком — важные дела, срочные. Да и вообще нужно посмотреть, как и что там в милиции. Учреждение боевое, шумное. Разве Астап не понимает? Мало ли что могло случиться в его отсутствие! Проверить обязательном Астап не терпел нерадивости. Беспокоился, тщательно выполняя порученное дело. Любил аккуратность, старательность. Мастер своего дела—да и только!

—   Лишь бы не разошлись из канцелярии!

Перед зданием, где находилась милиция, Астап еще раз посмотрел на стрелки —до четырех оставалось десять минут. Уже один милиционер вышел из дверей и отправился домой. Начальника даже не заметил. Астап все видел, собирался было остановить, сделать выговор. Но не успел, окликнули:

—   Товарищ Бобок, одну минутку, разрешите... Астап оглянулся — какой-то незнакомый мужчина. Не очень вежливо спросил:

—   В чем дело? Мне.некогда, поскорей.

Человек, бросив взгляд по сторонам, таинственно посмотрел на Астапа.

—   Знаете... Поверите или нет... Мне говорили не. раз... Понимаете ли, ваш милиционер Гарбузик... Он в Глушаках, что ни день —на вечеринках, с дочкою Поликарпа Осинени. Что вытворяет... Ой, что он там!.. Вы поинтересуйтесь, товарищ Бобок. Дурные слухи — подрыв власти.

—   Хорошо, расследую. — И двинулся дальше. Но человек схватил Астапа за полу.

—   У меня еще к вам дело, товарищ Бобок.

—   Говорите,— повернулся к нему Астап, а сам, нерв ничая, переступал с ноги на ногу.

Из дверей один за другим выходили милиционеры делопроизводитель, заведующий следственным отделом* Астап, отвернувшись от человека, снова вскинул руку чтобы посмотреть на часы, — начало пятого.

—   Говорите скорей.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10