Березы на шляху


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Астап правил на него, размышляя о своем: «Неужели Гарбузик в самом деле распустился? Может ли это быть? Интересно. Не замечал за ним, а впрочем — кто, его знает. Охотно согласился ехать. Что тут странного— я начальник: приказал—должен ехать».

Засомневался: «А может, и правду говорят. Ведь Н«£ раскрыл кражи в Глушаках. Целую неделю возится/ а конца не видно. Или скрывает? Так же, может, и с бе резами: приедет специально попозже ночью и не обнаружит ничего. Найдет любую отговорку...»

Успокоил себя: «Хорошо, однако, что я поехал; нужно проверить парня. Дело требует. Не глянешь сам, и; проследишь — и распустятся. Человек не железо, мног" всяких искушений».

Конь, продираясь меж кустов, фыркнул и насторг жил уши. Огонек замелькал между веток. Сбоку послы шалея какой-то шорох. Астап тронул кольт — висит н ремне. Всплыли мысли о бандитах; о том плане, который о; подготовил, доложил сегодня председателю и долж был выполнить на следующей неделе.

«Один, не знают бандиты, а нето бы — из-за кустиков...»

Оглянулся — кусты пропали во мгле ночи.

А вот и гумно, огоньков уже с десяток. К голосу одной собаки прибавились новые. Залились, растревожили поселок.

Астап завернул во двор первой же хаты, слез с коня, постучал в окно и спросил:

—    Милиционер где, не знаете? Молодая женщина подбежала к окну.

—    У Осинени Прохора, третья хата.

Астапа задело за живое — повернул коня, вскочил и через минуту был уже во дворе Осинени. Окна закрыты занавесками. В хате смех, слышен голос Гарбузика.

Пригнулся Астап на коне и поверх занавески глянул в окно. Видит: на скамейке, повернувшись спиной к столу, сидит Гарбузик; посреди хаты стоит девушка, улыбается. На лежанке — старик.

Постучал Астап в дверь — выбежал Гарбузик.

—    Павел!

—    А, товарищ начальник!

—    Как с порубкой?

—   Нашел следы, Крещаник Яков.

—   И что сделал?

—   Я завтра захвачу, сегодня...

Астап насторожился, возникло подозрение.

—   А тут зачем? Гарбузик замялся.

—   Знаю, брат... Ну, давай обыщем сейчас же этого Крещаника. Что скажешь?

Из хаты вышел хозяин.

—   Почему в комнаты не заходите? Коня можно под навес. Эх, и служба же у вас!

—   Некогда.

—   Заходите, чего там, хоть обогреться с дороги. Немалый путь — нынешней-то дорогой, грязищей, по слякоти... Ах, ах! Ведите коня в конюшню.

Астап сдался, двинулся с конем следом за хозяином. Павел остался возле порога,


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10