Ядя Жучок


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

—   А что же вы мне посоветуете? Одной здесь оставаться?

—   Ваше дело, смотрите. По-моему, да.

Еще помолчали. Ядю охватило волнение; она принялась ходить по комнате, время от времени поглядывая в окно, раздумывая.

—   Знаете, Порфирий, — сказала она решительным голосом, — все равно поеду! Поеду к Прокопу. А там поступлю в сестры милосердия. Мне же не привыкать:  это дело знаю. Поеду и поступлю! Действительно, почему бы мне не помочь Красной Армии? Буду вместе с Прокопом...

Порфирий ехидно улыбнулся..

—   А вы его найдете? Сейчас идет большая перегруппировка, комплектуются новые армейские части, сортируются люди. Где вы найдете Прокопа?

Ядя задумалась.

—   А может, пока доберетесь, он пойдет в бой и, чего доброго?.. .

Ядя не догадалась, к чему он клонит. Но слова Порфирия вызывали у нее обиду и острое желание как можно скорее бросить это место, дачу, собраться и броситься в дальнюю дорогу, к Орлу, следом за Прокопом. Что будет там, как пойдут ее дела — это не пугало, не вызывало никаких сомнений. «А может, Прокоп пойдет в бой и, чего доброго...» — эти слова заполнили все существо Яди, не выходили из головы, не давали покоя.

«Застать живого, повидаться еще хоть разочек, а то, чего доброго»... Правда. Перед Ядей разверзлась темная бездна, пустота, которая, «чего доброго», погубит Прокопа и оставит ее одну на свете. Женщина перестала смотреть в окно, утратив интерес ко всему, что недавно успокаивало ее, обостряло чувства, заставляло надеяться. Последняя капля надежды на то, что, может, Прокоп только вышел куда-то и не сегодня-завтра вернется, исчезла, отлетела. Куда там! Черным липким комом налетели вчерашние события: сборы, проводы, разлука, ожидание на кургане, чтобы хоть раз еще взглянуть на любимого, увидеть, как он махнет платочком, как пошлет ласковый привет рукой... И, конечно, вчера они не случайно разминулись. Где там! Уже началось, уже клонится к недоброму. В душу Яди закрался суеверный страх, и,она сейчас принимала близко к сердцу все незначительные случай* ности, свидетелем которых была с первого знакомства с Прокопом до вчерашнего дня. А за полгода семейной жизни всего было. Она мучительно отыскивала и нашла много-много случаев, которые сулили беду.

—   Нет, все-таки поеду, Порфирий! Купите у меня что-нибудь из Прокоповых вещей, а остальные попрошу вас взять к себе на хранение. Вот хотя бы кровать, а?

—   Неужели я вас так напугал, что вы сразу изменили настроение?

Ядя не ответила на его вопрос и еще раз спросила:

—   Так возьмете, Порфирий?

—   А что вы продадите?

Порфирий посмотрел и потрогал каждую вещь, ответил:

—   На днях решу... Ну, поищите, пожалуйста, книжку! Ядя открыла ящик стола, перебросила несколько книг:

—   Вот она.

Порфирий надел шапку, подошел к дверям.

—   Заходите к нам, Алена просила.

—   Хорошо, спасибо.

Он вышел из хаты. Ядя проводила его. На улице Порфирий сказал:

—   Не советую все же вам, Ядя, уезжать. Чего вы надумали? Оставьте свои планы. Сестрою? На овес, на... расправу краскомам? Или вам надоело жить?

—   Замолчите! — рассердилась женщина и отвернулась от Порфириия.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12