Ядя Жучок


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Целый день Ядя не выходила из хаты: разбирала вещи, решала, что продать, что оставить на хранение, что взять с собой. Только бы поменьше! С небольшой ношей удобней в дороге. К вечеру были собраны два сундучка. Ядя поставила-их под кровать. Вещи, которые решено было продать, отложила на лавку. Кровать, столик, несколько стульев — оставит хозяину квартиры.

Вечером Ядя пошла к Юшковым, надо было поговорить с Порфирием насчет продажи Прокоповых вещей. Но наставления его она не собиралась слушать. Мало ли что посоветует чужой, незаинтересованный в ее жизни человек.

Но пришла, и сразу возник разговор, который будто нарочно припас для нее Порфирий. Он был один в доме: мать с женой с утра ушли в город и до сих пор не возвратились. Порфирий сидел у окна и читал какую-то книгу, но только увидел Ядю, оставил чтение, вышел на крыльцо и настойчиво стал Давать советы. Ядя не слушала его, твердила свое:

—   Так купите, Порфирий Яковлевич? Я по сходной цене продам, хоть Прокопу это и не понравится. Куда же мне пускаться в дорогу с тяжелым багажом!

Порфирий пригласил ее в дом; он не отказывался купить, но словно имел какую-то тайную цель.

—   А если Прокопа убьют? Это же война, злая война! Думаете, не может такого случиться? Намучаетесь тогда на фронте...

—   Не пугайте меня, Порфирий. Я решила ехать— и все! С кем я здесь останусь? У меня нет близких людей, я одна, я... Вы купите хоть что-нибудь? Сапоги или гимнастерку?

. — Вы так скоро уже отправляетесь?не унимался Порфирий.

—   Не могу ждать! Поеду скорей; может, встречу его.

—   Неужели вы думаете, что Прокоп так вами дорожит, как вы им?

Ядя поняла смысл Порфирьевых слов, испугалась. К чему он клонит? Молодой женщине стало не по себе. Глянула Порфирию в глаза — что в них? Они смотрели хитро, подозрительно на сбитую с толку Ядю. Женщина отошла в сторону. Тогда Порфирий встал, наклонился к ней, будто бы нечаянно, протянул руку, пытаясь обнять.

—   Порфирий Яковлевич!

—   Не боитесь.

Задыхаясь, умоляюще, с дрожью в голосе заговорил:                                                                                     

—   Зачем вам ехать, Ядя? Прокоп на фронте. Уже начались бои под Воронежем... Возле Касторной — Мамонтов. Деникин идет к Москве по телам красноармейцев... Вы хотите смерти? Фронт, кровь, бои — разве можно связывать сейчас жизнь с каким-то краскомом? Подумайте—бросил вас и уехал. Разве не мог взять с собой сразу? Откуда он пришел, зачем, что общего у него с вами? Ядя несколько раз пыталась вырваться, но Порфирий крепко держал ее и, склонившись над самым уком, говорил, говорил, говорил горячо, задыхаясь:

—   Я люблю вас!.. Я дам вам не меньше Прокопа!., Ядя, останьтесь! Я устрою вас на службу. Победят большевики—будете служить, придут белые —так же будете служить. Куда вам ехать? За кем гнаться? На мучения идете...


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12