Ядя Жучок


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Прокоп посмотрел в окно: над лесом вставало красное, словно окровавленное солнце. Освещая широкий простор поднебесья, от него расходились длинные лучи. Пригорок, за которым лежала железная дорога, опустил на траву широкую разлапистую тень, доходившую до берегов небольшой речки Усеки. Влажный мягкий ветерок вливался в окно, вытесняя спертый комнатный воздух. Было так тихо, что не вздрагивала даже паутина, которую за ночь перекинул хитрый паук от столба до стены. Тянуло в лог, к Усеке, на росистую траву, где бы можно было отдыхать долго-долго, без хлопот и забот, без этой постоянной настороженности. Не хотелось верить, что скоро придется бросить все любимое и дорогое, с чем за прошедшие два месяца он сжился всем сердцем: дачу, лесок, прогулки с Ядей, червонные восходы, медвяные запахи разнотравья и, самое главное, — Ядю. Не хотелось мириться с тем, что уже через день-другой снова нужно возвращаться на фронт, находиться лицом к лицу со смертью... «Может ли это быть?» — подумал о предстоящем Прокоп и оглядел хату, пытаясь уяснить себе: действительно ли он здесь живет, дышит, любит или. же все это лишь показалось и он плывет в седую даль, гонимый какой-то непреодолимой силой?..

Было видно, что в доме спешили: неубранные кровати, разбросанные подушки, скомканные одеяла; на  полу — обрывки газет, откуда-то занесенные соломинки; одежда и вещи, лежащие не на своих местах; возле стола, на лавке, стоял упакованный портплед; у сундучка хлопотала опечаленная Ядя. Она бренчала чайником, стаканами, ножами—укладывала нх, перекладывала и время от времени поглядывала на Прокопа. По ее заспанному лицу было видно, что поднялась она раньше обычного, а ее одежда говорила о том, что хозяйка спешила: белая неглаженая юбка была застегнута только на одну пуговицу, будничная вылинявшая блузка, накинутая наспех, сползла на одно плечо, обнажив тонкую прошивку рубашки; из поношенных туфель торчали пальцы..

Прокоп отошел от окна, пробормотал что-то себе под нос, потом спросил Ядю:

—   Скоро ты управишься? Пора уже на вокзал идти, Ядя немного помолчала.

—   Сейчас. — И глубоко вздохнула. — Так скоро, оглянуться не успела! Будешь ли хоть писать?..

—   А разве я когда-нибудь обманывал тебя, Ядя? Прокоп подошел к жене и поцеловал ее в голову, в густые распущенные волосы.

—   Не хочется ехать, признаться. Так славно здесь, так хорошо! Если б можно было остаться! Если б не война за нашу свободу — ни за что не поехал бы... А нужно, должен! Без меня, без другого, без третьего, без нас родине не обойтись: враг не дремлет.

Он застегнул ремень, одернул новую, ладно сидящую на нем гимнастерку, поправил галифе.

Ядя подбежала к полке, взяла щетку и стала чистить и без того чистую гимнастерку мужа.

—   Ты никуда не уезжай отсюда, жди письма от меня, Я сразу же по приезде в часть сообщу обо всем. Как только мой полк остановится хоть ненадолго где-нибудь— сейчас же дам телеграмму. А ты торопись. Торопись ко мне.

—   Ты побереги себя, дорогой мой, не бросайся под пули; теперь такие бои начнутся!

Прокоп улыбнулся.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12