Смерть Германа Вассермана


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

—    Покажите язык. Больше. Еще... Поправляйтесь.

Он приложил руку ко лбу Германа, потом приподнял одеяло и, взглянув на компресс, обернулся к сестре. Немного подумав, он сказал:

—   Повторите ему вчерашнюю микстуру и перемените компресс. Поправляйтесь, герр Вассерман. Выборы уже окончились... — добавил ординатор и пошел к следующему больному.                                                        

От казенных слов ординатора на Германа повеяло отвратительным лицемерием. В них не было ни малейшего сочувствия больному, никакого желания оказать ему помощь. Или, может быть, ординатор был бессилен помочь?

Однако он не замолчал, а с еще большим возмущением сказал:

—   Здесь все проникнуто бюргерской фальшью.

—   Тебе не надо волноваться, Герман.... Он ничего не ответил и закрыл глаза.

Изольда оставила брата и подошла к ординатору.

— Господин доктор, скажите, пожалуйста, его состояние очень серьезно?

Холодная усмешка сверкнула в серых глазах доктора й мгновенно растаяла, словно убежала в густые волОсы рыжей бороды.

—   Он не безнадежен, милостивая фрейлейн. Сегодня он чувствует себя лучше. Но...

— Может, перевезти его на квартиру?

—   Подождите день-другой. Может...

Взмах руки доктора отрубил, как определила Изольда, всякую надежду на выздоровление брата.

С глубокой скорбью вернулась Изольда к Герману. Он лежал неподвижно, с закрытыми глазами и, как показалось Изольде, бездыханно. Позеленевшее и ставшее похожим на мумию лицо еле заметно вздрагивало.

—    Сходи, сестра, ко мне на квартиру и принеси пару чистого белья, оно лежит в комоде, — попросил Герман.

—    Дорогой мой братец, как тебе не повезло в жизни... И кто это придумал, чтобы ты... Эти выборы... Ах...

С противоречивым чувством — с чувством хрупкой надежды и глухого неверия — Изольда вышла из больницы и направилась на квартиру Германа. Растерявшись от тревожных мыслей, нахлынувших на нее, она немного задержалась на трамвайной остановке, а потом побежала к метро. Пятиминутное ожидание поезда показалось Изольде непомерно долгим, и она пошла пешком вдоль широкой улицы. Густая толпа преграждала ей дорогу, задерживала, заставляла еще больше нервничать.

Улица показалась Изольде бесконечной. А впереди лежали еще переулок и широкая площадь...

Изольда ускорила шаг.

Она уже сворачивала во двор одного из высоких домов с палисадниками, когда ее остановил какой-то парень.

— Извините, фрейлейн Вассерман? , Изольда остановилась.

—   Я. А вам что угодно?


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18