Смерть Германа Вассермана


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

—   Что с тобой, Герман? Ты бледен как смерть и еле на йогах стоишь,— с материнским сочувствием спросила Вероника.

—   Болен, милая... Вероятно, операцию неудачно сделали. Внутри словно что-то разрывается... Сегодня утром не удержался и съел бутерброд с маргарином. Маргарин, наверно... Но где же нашему брату взять деньги на масло? Три марки за фунт— это по карману лишь моему тайному советнику.

—   Чего же ты стоишь возле окна? Может, тебя отвести домой? — забеспокоилась Вероника.

Герман с трудом улыбнулся и ответил:

—   Благодарю, милая. Мне уже лучше. Я. пройду до станции метро и оттуда доеду,

—   Но ты же.

Подожди, Вероника... Смотри,— перебил ее Герман, указывая пальцем на витрину.

Девушка повернулась к широкому сверкающему окну. .

— Вон там... погляди, до чего же практичная вещ.| Кушетка и кровать вместе. В самом деле, умно и экономно.. Приобретя ее, можно будет сменить мою комнату на меньшую и тем самым экономить каждый месяц некоторую сумму...

Девушка с завистью посмотрела на предмет, выставленный в витрине, и сочувственно ответила:

—   Эта экономия не для нас; она для того, кто может покупать масло, а мы...

Разговаривая с Вероникой, Герман не заметил ожидавшей ее подруги. И когда он собирался ответить на последние слова Вероники, к ней подошла девушка н попросила поторопиться...

—   Познакомьтесь. — И Вероника отрекомендовала свою подругу.

Однако знакомство ограничилось только молчаливым пожатием рук. Герман совсем не обратил внимания на довольно интересную, стройную черноглазую баварку.

— Куда вы спешите?                                                                     

— Обедать, а потом на демонстрацию. Поторопись, Герман, домой, ты ужасно выглядишь.

Девушки распрощались с Германом и скрылись в бурном людском потоке.  Герман прошел квартал и остановился на углу Эгер-штрассе. Красное око светофора не позволяло переходить улицу. Он оглянулся и посмотрел в сторону мигающих разноцветных огней. Вся улица трепетала в огнях. Тысячи реклам, световых фигур и сообщений мелькали разноцветными бликами. Серый сумрак прятался в тупиках переулков и за дубовыми воротами дворов. На улице же сиял манящий, притягивающий, дурманящий свет... Отчетливо выступали двигающиеся силуэты женщин и подозрительных мужчин. Они бросали вслед прохожим жадные взгляды и омерзительные, вульгарные слова.

В центре города, прославившегося своей мещанской добродетелью, под ярким блеском реклам скрывались. Як вертепы разврата. Пресыщенные жизнью торговцы, спекулянты, жулики и сутенеры сходились сюда со всех концов четырехмиллионной столицы. На мрачном фоне безработицы, под окрики разъяренных фашистских молодчиков пьяная Эгерштрассе развлекалась джаз-бандами, кабацкими напевами и изысканным развратом.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18