Смерть Германа Вассермана


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Войдя в комнату, Герман включил свет, не раздеваясь присел на стул и стал просматривать воззвания. «Да, я глубоко убежден, что только коммунистическая партия способна вывести трудящихся из теперешнего положения. Все другие, независимо от их оттенков, помазаны одним предательским миром...»

И перед ним снова предстал образ друга.

«Правду ты говорил, Дмитрий. Я и до сих пор слышу твои слова, дышащие глубокой верой в победу коммунизма. Для Германии единственный выход—это социальная революция, диктатура пролетариата. Иначе она будет бултыхаться, как продырявленное ведро, в грязной луже национал-фашистского режима. Я завидую тебе, когда подумаю, какую кипучую деятельность ты развиваешь на поприще социалистического строительства. А я здесь? Я вынужден сидеть и покорно выпрашивать у надменных господ мизерные подачки в виде справедливой оплаты труда. И если человек...» — Герман вдруг вспомнил про недописанное письмо другу и поднялся со стула. Его взволновал не то укор, не то страх. Он схватился за голову.

«Да я же оставил письмо в отделе! Забыл... Эта собака определенно прочитает. Ах, что я наделалі Как я мог забыть его?»

Вассермав нервно ощупал карманы, проверил, нет ли письма в портфеле. Потом начал раздеваться.

В голове возникали неосуществимые планы относительно забытого письма и мысли о возможных последствиях. Однако сознание, что теперь уже все равно.ничего ие поправишь, несколько успокоило его.

Стук хозяйки на некоторое время отвлек внимание Германа от письма.

—  Извините, что я опоздала с обедом.

—   Ничего, ничего. Что вы, фрау Гепнер. Я не хочу есть...

—   Сегодня очень удачный обед, попробуйте. Такой крепкий бульон. Теплый и жирный... Очень полезен для больного желудка. Выпейте чашку, герр Вассерман,

Фрау Гепнер ушла.

Герман подошел к небольшому столику, посмотрел, на поданное кушанье и снова вспомнил про письмо. Есть не хотелось, к тому же он боялся, что с едой вернутся боли в животе. Однако через несколько минут ему показалось/что. под ложечкой начинает посасывать.

Тогда Герман взял чашку, попробовал и затем маленькими глотками выпил весь бульон.

Ко второму блюду он уже не прикасался. Лег на кушетку и, утомленный болью и мыслями про оставленное письмо, на какое-то время задремал.

Однако усилившаяся боль вскоре прогнала сон. Она заглушила и мысль о неприятности с письмом. Герман не ..находил места, ворочался с боку на бок, протяжно стонал.

В животе его будто что-то оборвалось и давило на почки. Острые боли на части разрывали сердце и отдапались колючим постреливанием в правой половине головы.

Герману представилась широкая белая палата операционного отделения в больнице Шариэт. Мелькнули образ бородатого бессердечного хирурга Тифляида и сочувственные взгляды сестер.   


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18