Зеленый шум


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Напряженное внимание булавковцев не нарушалось до конца речи. Но провозглашенный оратором лозунг: «Да здравствует коллективизация всей страны!» —вызвал сильный шум среди крестьян — шум одобрения.

Затем толпа булавковцев разбилась на кучки и заспорила. Обмен мыслями, планами и намерениями переходил в острые пререкания, ссоры н ругань. На все лады склонявшееся слово «коллективизация» вылетало из десятков уст. Юстын переходил от одной кучки к другой л настойчиво уговаривал односельчан бросать все другие намерения и записываться в коллектив. Эту агитацию не менее настойчиво вели Тамаш Хиб и Гальяш Сукня.

Их слова встречали широкое сочувствие и поддержку со стороны большинства собравшихся.

Однако вражеская мысль тоже находила себе почву. Папелка старательно подбивал против вступления в коллектив тех, па кого еще мог оказать воздействие. Его запугивания сбивали с толку неустойчивых булавковцев и настраивали их против оратора, против Юстына с Миколаем и Тамаша с Гальяшем.

Несколько кулацких жен истерически кричали на всю площадь:

—   Губи-и-тели наши-и! Что вы захоте-е-ли с нами сделать? Вы нас в землю живьем вгоните! Ой, ой! Что за наваждение!.. Уж лучше бы расстреляли деревню из пушек!..

Но другие, из бедняков и середняков, посмеивались над ними и подтрунивали:

—   Бедные! Хоть иди да копай им могилы... Не захлебннтесь, жадюги!

Адась нагло заверял:

—         Кончено хозяйство.  Мы больше не землеробы. Хватит! Работали на пользу власти, а теперь пусть другие. Пускай коммунисты сами работают — Хиб, Жвыр, Плотна него махали руками.

—   Зря каркаешь! Никуда не денешься. Коммунисты строят и отстроят...

После митинга горячие споры булавковцев, разгораясь, все шире разливались по деревне, по дворам, по хатам, знаменуя собой рождение новой жизни.

Убежденная речь оратора, широко развернутая партийцами и комсомольцами агитация резко изменили настроение булавковцев. Рой новых мыслей закружился в голове каждого хозяина. Недавние намерения перейти к выселку исчезли. Жизнь настойчиво выдвигала новые, более совершенные формы сельского хозяйства — коллективизацию.

Зыбкие, несмелые и случайные слова превращались в ощутимую действительность. Из неопределенных мыслей рождались ясные и четкие намерения. Из неуверенных намеков возникали законченные планы.

Мечта одиночных энтузиастов вырастала в реальные образы ближайшего будущего.

Из узких полосок, перемеренных для выселок, но с теми же межами, с той же деревенской теснотой и с теми же отжившими мелкособственническими формами, вырастали общие поля товарищества.

Заборы, межи и межевые знаки легким дымом отлетали от молодеющей земли.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40