Зеленый шум


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Над конем взвился кнут. Передние колеса телеги попали в глубокие колдобины полевой дороги, заросшей травой. Юстына тряхнуло на корявой, суковатой доске.

—   Поберегйсьі — крикнул кто-то.

Он спрыгнул с воза и посмотрел вперед.

—   Адась Папелка?

Рыжий сытый конь тянул телегу с навозом. Обочиной, с вожжами в руках, шагал здоровенный, лет сорока пяти мужик. На его полном с маленькими синими глазками лице, конопатом от оспы, застыла едкая ухмылка.

Поравнявшись с Адасем, Юстын услышал вызывающий вопрос, прозвучавший шуткой, в которой, однако, таилась враждебность:

—   Во многих местах распахал межу?

—   Боишься?

- Только не тебя.

- Погоди, не ругайся. Распашем межи —недолго терпеть остается.

—   Черта лысого! Не дождешься!

—   Будем пахать поперек.

Адась не ответил или, может, Юстын не услышал, потому что отъехал порядочно.

«Не нравится», — подумал Юстын.

Забавно было подразнить Адася. Но Юстын понимал, что за этой шуткой прячется серьезное дело. Адась олицетворял в их деревне ту силу, которая отгораживалась от беднейшей части крестьян не одними плетнямя. За Адасем стояли пережитки старого, царскою времени. Спесивая зажиточность, порожденная давнишними привилегиями, переросла в кондовое кулачество и выглядывала из пятиоконного ошелемниого дом», из-трехдесятинного сада, из дворового гумна. Мечты о положении помещика витали над кудлатой голвтой, как комары над болотом.

- Адась, не. горячись! Ха-ха-ха.

Длинная — взглядом, не окинешь — деревня Булавка пришла в смятение. Тарахтели воави» телега. Выпевали свои скрипучие песни ворота, двери; дети и скотина бродили выбитыми, замусоренными дорожками от хаты к хатег от диорз к дяорул Ведямалась пыль, скрывая плетни и хаты.

В узких, тесных дворах прижимались к стена» под самые стрехи ровно сложенные нпстры поленьев, земледельческий инвентарь, домашняя утварь. Теснота, от которой, казалось, живым криком ирвчали плуги, горшки, ведра и. подойники, перевязанные прутьям» колья.

Дворы, как клетки, огороженные со всех сторож, с навесами да редким» деревцами. А за суянами,. которые, словно овцы, жались одна к другому, не в силах выпутаться с дворовой тесноты, выступали межи. Не оступись, не сткнчшись. Уже на околице Юсты» почувствовал  тяжесть. Деревня встречала его неуютность отживших порядков, скученностью, в которой накипал враждебность, раздражение, озверелость.

 


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40