Зеленый шум


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Постановления правления колхоза, как заповеди, не сходили с уст Гальяша, пока не претворялись в жизнь. Сроки исполнения постановлений он помнил, как важные события собственной жизни, а дневные задания выполнял не позже, чем заходило солнце.

Гальяш Сукня первым делом заходил к Якову Плоту. Свое стариковское достоинство он скромно склонял перед молодой энергией рабочего. Совет с Яковом по поводу возникавших мыслей Гальяш считал вступлением к дневным делам. Разговор же о дневных делах всегда завершался сообщением услышанных новостей.

Яков день за днем получал от него сведения о деле Папелки и Пасьвича. Но всегда в этом вопросе Гальяш держался одной мысли: он требовал беспощадной кары преступникам.

Он так о них и говорил Якову:

— Знай, парень, иначе поступить с ними нельзя! Подлецы, ведь надо так обнаглеть, чтобы решиться на такую штуку. Понятно, они бессильны противиться общей воле, но беспокойства наделали... Хищника. мало подбить—его нужно уничтожить. Чтоб его духу не было. И мы правильно сделали, что дали отпор их попыткам пролезть в колхоз. Нельзя! Это была бы живая отрава. А теперь—посмотри! Все булавковцы пришли к согласному решению. Ни слова пререканий, ни капли сомнения. Тверды, как стук топора. Поверишь, Яков, моя: старость осветилась нежданной радостью... Годами думал/ мечтал, стремился, а жизнь давила и сталкивала с пути. Наконец небо прояснилось. А преступникам — туда cуковатая еловая кривуля Гальяша Сукни отстукивала твердое решение шестидесятилетнего деда.

Пятруля не без интереса выслушивала слова Гальяша и всегда заключала их своими рассуждениями:

—   Уж бросил бы, Гальяш, вспоминать о «них»... Пускай власть поступает как найдет лучше. Разве от этого что изменилось? Одно только — жаль Якова! Бедняга, столько помучился.

—   Неверно, голубка, судишь. Не-е-т! В наше время-нельзя быть квашней. Твой сын был на волосок.от смерти, а за что? За то, что людям помогает, вот! Булавковцы должны благодарить Якова за его хлопоты... А наши люди еще не осознали этого. Неверно, Пятруля, судишь...

Гальяша слушали снисходительно, в искренности его нельзя было сомневаться; но иные добродушно над ним подшучивали. Тамаш Хиб, так тот ни разу не упускал случая, чтобы, встретив дядьку Гальяша, не спросить:

—   Вы на десятый заход?

—   Брось, Тамаш. Ты молодой — как заяц в поле, а я... Старик тряс седой бородой и поднимал выпачканную.

—   Спроси, сколько верст отмерила она на своем веку. Мало кто может ее догнать.

—   Я попробую это сделать...                              
Тамаш шутил, он был болен и вряд ли смог бы серьезно тягаться с Гальяшом.

—   Делаю шестую версту. Вон там, где отмечено межевыми знаками, возле дубравы.

—   Ты в поле?

—   Надо же проверить, как намечать севообороты.

—   А Миколай?.........


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40