Зеленый шум


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

—   А Юстын?

—   А вы с ним не встретились?

Гальяш вспомнил, что Юстын сейчас присматривал за строительством. Как председатель правления, он спешил побывать на всех участках работы. А пойти ли в сельсовет, поехать ли в район или дальше — это брал на себя Юстын. И правление и совет доверяли ему самые важные задания. С именем Юстына связывались успехи строительства колхоза. Каждый новый шаг в работе определялся его уверенными распоряжениями,

—   Юстын вернулся из района!

—   Юстын поехал в лес!

—   Юстын на стройке!

Это значило, что внимание переносилось на те или иные участки. Булавковцы от воскресенья до воскресенья подводили итоги успешной работы, считая положенные венцы в новых строениях, количество снесенных межевых знаков, число поваленных в лесу сосен. Особенно привлекало их быстрое обобществление хозяйственных орудий. Сбор ведер и борон, складчина на котлы и совместное удобрение парового поля были предметом ежедневных забот булавковцев.

Но беспокоили межи. Вспашка под рожь окончательно их не срезала. И молодые зеленя аккуратными щитками клонились, зажатые несломанными рамками-межами. Скоро ли начнется подъем зяби?

Управа решила — на покрова. В тот день, когда попы святят новую рожь, острые лемехн хлеборобов дол» жны будут срезать вековые межи.

—   Завтра на зябь?

—   Нарвите настурций.

—   В восемь часов?

—   С букетами красных георгин.

Грохотом колес заглушался перезвон колоколов. Один за другим, по межам, старики и молодежь, отцы и дети направились в поле. Пестрая одежда, освещенная ясным солнцем, подчеркивала размеренные движения пешеходов. Несколько красных платочков на головах девчат и комсомольские значки на груди — символы революции. Звонкие песни звучали над полем. Впереди Яков с товарищами, ячейка...

—   Вон взгорок, оттуда как на ладони.

Растянутая цепочка людей — живая отгородка от заброшенной, облезлой церкви. Впереди десятки полосок в рамках кудластых, спокойных меж. От всходов озими до границы дубравы сотни саженей. Вперемежку — посевы с пустыми межами.

— Отсюда?

—   Сюда-а-а!

На развилке дорог подводы. Десятки подвод.

—   Распряга-а-й!

И .в мгновение —стройными рядами разномастные кони. При плугах, как при верстаках. Ждут! Взгляды туда, где собралось правление. Сигнал! В чистом, напоенном запахом поспевшего пырея воздухе мелькнула шапка Юстына Плота. Вдоль полевой дороги пронеслось многоголосое звонкое:

—   Нно-о-о!

Ряд разломался на части, извилистой, цепью перетянув поле.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40