Неприятный случай


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

—    Он сам не хочет быть мастером, — заявил Переклад. — Парень до того близко все это к сердцу принял, что последнее время ходил словно в воду опущенный. Случаи с браком не давали ему покоя... Направить к станку!

—    Ну, а ты что скажешь, Камяка? — обратился Нахимове к директору,

— Видите ли, мы здесь имеем дело с высококвалифицированным, дисциплинированным и старейшим работником — это настоящий ударник. Мы не замечали за ним ни одного прогула, ни одного опоздания на работу. Оц первым является на завод и последним его покидает. Все приберет, наведет порядок... В обхождении с рабочими— советчик и товарищ. И если некоторые у нас его недолюбливают и допускают, подобно Щупаку и Кубле, скандальные выходки, разного рода поклепы возводят, то нужно рассматривать как явление вредное именно поступки этих людей, но отнюдь не Силовского... Я знаю их обоих и скажу, что травля одного из лучших рабочих является ни больше, ни меньше, как хитрым маневром, отводом удара от себя. Прощать им это никак нельзя! С поданной в ячейку справкой сельсовета опять-таки получилось нечисто... Одним словом, товарищи, на мой взгляд, здесь дело темное, насквозь пронизанное вредной клеветой. Даже судя вот по этим бумагам; а что, если мы заглянем поглубже? Но это потом, а сейчас... Сейчас Силовского нужно оставить на заводе и предложить ячейке реабилитировать его полностью, чтобы у рабочих не осталось никакого сомнения в отношении своего товарища. Камяка постучал пальцем по столу и глянул в открытую половинку окна на заводской двор.

Опять ворота сорвали с петель! Ну п пэродец!— произнес он неожиданно для всех.

—   Ты все сказал по вопросу Силовского? — перебил его секретарь партколлектива.

—   Не-ет... Я хочу присоединиться к предложению Шмуклера в том смысле, что Силовского нельзя оставить мастером! Нельзя... С этой стороны Шмуклер прав. Как мастер Силовский себя скомпрометировал... Мастеру не годится поступать так. Этим Силовский подорвал свой авторитет руководителя. Кончено! Хоть и жаль мне с ним как с мастером расставаться, но тем не менее нужно это сделать. Пусть идет на станок! Мне думается, что и рядовым рабочим он будет ценен для цеха. Я кончил.

—   Кто еще хочет сказать? — спросил Нахимович и, не дождавшись ответа, заговорил:—Товарищ Камяка почти полностью высказал мои мысли. Если бы мы решили дело Силовского иначе, мы бы допустили; большую ошибку. Тенденция к этому видна в первой? части резолюции бюро цеховой ячейки, и хорошо, что они... — Нахимович поглядел на Шмуклера, — не додумались согласиться с тем товарищем, который вносил, на его взгляд, весьма «ясное» предложение. Так... А во-вторых, нужно поставить в вину ячейке следующее: как это она до сих пор не получила сведений, указанных вот в этой справке? Семья Силовского, как видите, имеет большие заслуги перед революцией и вовсе не кулацкая. Исходя из этого, мы, безусловно, должны принять предложение товарища Камяки. В отношении же Щупака и Кублы поручить ячейке рассмотреть всесторонне их поведение в этом деле... Кто еще имеет что сказать?:

Я целиком присоединяюсь к твоему предложению,— обратился к Нахимовичу Шмуклер. —Однако хочу добавить, что и товарищ Нахимович и товарищ Камяка, по-моему, сделали несправедливые упреки в адрес бюро ячейки. Пусть скажет товарищ Переклад, подошли мы к делу с размаху, безо всякой осторожности или проанализировали все доводы за и против? Вот именно, товарищи, мы отнеслись к этому делу со всей большевистской внимательностью! Таким образом...


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14