Неприятный случай


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

—   Я считаю, достаточно прений, — перебил Шмуклера Грицай. — Дело ясное:

—   Да... Запиши, Зачепка,— сказал Камяка.

—   Диктуй, товарищ Нахимович. Секретарь стал диктовать:

—   «Бюро партколлектива, рассмотрев дело мастера цеха Силовского, постановляет...» Написал?  «Первое. Обвинения Силовского в кулацком происхождении и неэтичном поведении в своей квартире, в чем он обвинялся согласно заявлениям в ячейку и справкам сельсовета, считать не соответствующими действительности, то есть клеветническими, направленными на скомпрометирование его как честного и дисциплинированного работника...» Дальше. «Второе. Обязать ячейку цеха создать для товарища Силовского соответствующие условия, чтобы как можно скорее его реабилитировать в глазах рабочих». НапнсаЛ? «Третье. Предложить ячейке цеха произвести расследование с целью выявить подлинное лицо Щупака и Кублы, и поставить результаты на обсуждение бюро ячейки». Дальше. «Четвертое. Учитывая появление товарища Силовского в цехе в пьяном виде, в результате чего была допущена порча двадцати тисков кузнецом Косичем, а также грубое нарушение Силовским трудовой дисциплины и антирабочий поступок, с должности мастера его снять и поставить на работу к станку». Написал? «Пятое. Настоящее постановление опубликовать в заводской печати». Имеются дополнения? Изменения? Нет? Все! Товарищ Шмуклер доведет это решение до сведения товарища Силовского. Заседание закрыто.

Нахимович поднялся. Он чувствовал по настроению товарищей, что решение дела Силовского удовлетворило всех и ни один не сочтет его несправедливым.

В цехе начиналось производственное совещание. На освобожденной от готовой продукции площадке между горнами и пневматическим молотом столпилось до полусотни кузнецов и молотобойцев. Кое-кто все еще продолжал работу, некоторые находились в раздевалке, а двое, в том числе и Силовский, складывали в штабеля только что изготовленные тиски.

Председатель цехкома Поскребеня сосредоточенно подводил итоги, обобщая сведения, полученные от мастеров и плановика. Он быстро водил огрызком карандаша по засаленному, измятому листу бумаги, бормоча под нос какие-то числа. Итогн оказались достойными внимания: они показывали нарастание темпов работы последнего двухнедельника.

Поскребеня ие удержался, чтобы не усмехнуться от удовольствия, и, оторвавшись от бумаг, бодро обратился к присутствующим:

—   Ну, будет вам. Начнем! Я думаю, что председательство поручим товарищу Шмуклеру...

—    Согласны!

Через несколько минут председатель открыл совещание и предоставил слово для доклада Поскребене.

После краткого вступления оратор в цифрах и на живых примерах показал, как выполнялся план за последние две недели. С начала месяца в цехе обнаружился небольшой прорыв, который шел вразрез с результатами штурмового треддневника. К середине месяца отставание приняло довольно внушительные размеры. Пришлось снова прибегнуть к мобилизации общественности, чтобы не выйти к концу месяца с недовыполнением. У рабочих, как и всегда, было достаточно сил и энергии, чтобы наверстать недоданное во время прорыва, тем не менее сама практика применения таких чрезвычайных мер — вещь не очень-то желательная. Цех должен войти в нормальный ритм и показать большевистские темпы труда. Все данные к этому налицо, и значительное большинство сознательных кузнецов подает блестящий пример преданности рабочему делу.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14