Неприятный случай


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

—   Я рад, понимаешь ли, за тебя. Ну хорошо: приходи в восемь на собрание.

Шмуклер повернулся, собираясь идти.

—   Товарищ Пиня! — остановил его Силовский. — На одно слово...

Секретарь обернулся.

—   Слушай, брат, я долго думал и наконец решил тебе сказать; если из-за меня, может, Щупаку и Кубле грозят какие неприятности, то не стоило бы... Мне думается, что после всего того, что было, они переменятся. Есть еше среди нашего брата люди отсталые, с дурными привычками и нетоварищеским поведением. Но это временное явление. Хлопцы переварятся. Как думаешь?

,  — Ячейка все это, понятно, учтет, только...

Силовский заметил на лице Шмуклера ироническую улыбку.

—   Только, Федос, ты не сентиментальничай. Брось Христова всепрощение — это не вяжется со званием удар, ника-кузнеца.

Шмуклер получил бы согласие Силовского, но помешал подбежавший к ним Атоса. Радостно возбужденный, он держал • руках свежий номер многотиражки и тыкал в нее пальцем.

—   Можно тебя поздравить, Федос! Вот посмотри! Снловский и Шмуклер заглянули в газетную полосу

и увидели галерею портретов ударников. Первым слева, в кепке, с засученными рукавами красовался Силовский, по соседству с ним— Атоса, а дальше — ударники из других цехов. Под портретами крупным шрифтом было напечатано:

«Лучшие ударники завода «Стяг»—борцы за социалистическое строительство, выдвинутые иа премии за доблестный труд по выполнению пятилетки».

—   Видал?

Шмуклер посмотрел на Силовского. Тот молчал, не находя слов для выражения своих чувств.

Атоса же, «е отрываясь от газеты, твердо ответил за себя и за друга:

—   Мы это сумеем оправдать!


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14