Неприятный случай


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

—   Что-нибудь новенькое? — спросил Федос, стоя как на угольях в ожидании ответа.

—   Нет, просто так, работой вашей залюбовался. Что-то у вас творится вроде необычное...

Федоса требовали в кузницу.

—   Молчи...

Он не договорил и обернулся к подошедшему сзади здоровенному, широкоплечему молотобойцу, державшему сломанную рукоятку кувалды.

—   Черт знает, головотяпство какое-то, да и только. Ты взгляни, товарищ Снловский, уже третья сегодня! Гнилье. Так по ноге ударил сорвавшийся молот, что искры из глаз посыпались. Вон Коснч подтвердит... Неш-то так можно работать? Только нервы портишь да время тратишь на насадку. Неотесанные. Мозоли, как орехи... Головотяпство-о!

Федос молчал, пожимая плечами, затем достал из кармана блокнот, карандаш и написал в склад записку.

—          Выбери получше и возьми сразу штук пять. Молотобоец нехотя принял из рук Федоса запятнанную бумажку и, поругиваясь, пошел от мастера. Веко»

ре на месте ушедшего уже стоял кузнец Косич с перекаленными токами в руках.

—    Нвкак не пойму, — жаловался он Снловскому, — неужели до сих пор нельзя было печь исправить? Вот и угадай: так положишь — перекалишь, этак — недокалишь. Черт знает что, а не печь!

—   Руки, а не печь! Твои руки, товарищ Коснч, никуда не годятся. У всех как следует быть, а у тебя перекал. Брось притворяться, Якуб, противно даже.

Из-под сажи на лице у кузиеца пробился румянец, в потемневших глазах сверкнули огоньки. Возле полных губ легла извилистая морщинка. Затеи вырвалось:

—   Чистейшей воды оппортунизм, не мастер, а п-парт...

Снловский моментально "выпрямился. В глазах его под нахмуренными бровями вспыхнул целый горн злости, т резко дернул правую руку, но тут же почувствовал па локте тяжесть: это Савелий положил свою ладонь.

—   Брось! Можно найти другой способ. Заяви в ячейку...

Мастер немного остыл и досадливо покачал головой.

—   Трудно, товарищ Переклад. Надо уходить с должности мастера. Последнее время просто невозможно работать.

—   Почему?

Савелий вопросительно смотрел в погрустневшие глаза Силовского, которого вдруг охватила какая-то вялость, безразличие. Это никак не вязалось с настроением людей . и всем ходом работы. Он понял, что Федос жалуется не зря.

—   Почему все-таки? — переспросил Савелий.

—   Сам виноват. Видишь... Давай отойдем в сторонку. Мимо них прокатили несколько тачек с готовыми

тисками. У замыкающего тачка соскочила с листовой дорожки и, вырвавшись из рук, опрокинулась набок. Грохот и лязг железа пронеслись по сборочной.

—   Ай, ай! Ну что же ты, братец, смотришь? И так каждый день! А скажи слово — деваться некуда: и головотяпом и оппортунистом тебя обзовут... Убери с проезда!

Снловский подбежал к каталю, помог оттащить тачку в сторону, убрать с дороги тиски.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14