Неприятный случай


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Савелий Переклад поторопился закончить свое выступление на собрании комсомольцев н покинул клуб: он помнил о заседании бюро партячейки кузнечного цеха и не хотел опаздывать. Выйдя из клуба, он торопливо зашагал по Революционной улице, которая вела на завод «Стяг». На повороте, вблизи от заводского тупика, Савелий догнал кузнеца Атосу и умерил шаг.

—   Я-то лечу, ног под собой не чую, думал — опаздываю. А он... Здорово, Михась!

Савелий часто дышал н расстегивал на ходу пуговицы пальто.

Атоса внимательно, даже как будто с удивлением, посмотрел на Переклада и безразличным тоном ответил:

—   Думаешь, не опоздали? Гляди вон, сорок минут седьмого. Да что поделаешь, во все места не поспеешь. До половины шестого — в завкоме, а пока сбегал на квартиру, потом обратно — вот и седьмой час. Не пошел бы сегодня, — понизил голос Атоса, нагнувшись к уху Савелия,— нездоровится, голова трещит, да дело-то больно уж казусное. Как-никак решается судьба товарища. Надо так, чтобы не перегнуть палку... Знаешь, — Атоса еще больше понизил голос, — парня-то до того забрало, что бедняга вчера не явился на работу. Как узнал позавчера, когда ты у нас был, про справку из сельсовета, сделался туча-тучей, на народ не глядит. Трагедия... Ну, да как все это напрасно — тогда что? А я, понимаешь, как-то не могу согласиться с этим. Уж так я уверен в Федосе, что даже сам боюсь, чтобы эта моя уверенность не обратилась бы в слепоту, а то...

—   Сам он во многом виноват. Ему надо бы предупредить было. Пришел бы в партколлектив н по душам, как подобает большевику, все бы подробно и рассказал. Потом бы достал оправдательные документы, если, конечно, можно это сделать. А то—нет! И еще, вместо того, пьяным на завод явился. Ну как тут защищать человека?

—   Да ведь надо! Жаль его.

В том, что сказал Атоса, была какая-то доля сомнения, неуверенности, и это Савелий не преминул заметить. Подобное настроение он вынес и из разговора с Пиней Шмуклером позавчера. Взвесив то и другое, можно было представить, как решится Федосово дело. Но могло статься, что за последние дни ячейка получила новые данные... Да и внезапное отсутствие на работе Силовского вот-вот наведет на подозрение...

Оба, Атоса и Переклад, придерживались одного и того же мнения насчет своего товарища, но каждый держал его при себе. Молча вошли они в бюро тарификации.

Небольшая комнатка была полна народу. Уже с час как началось собрание ячейки, и теперь продолжались прения по докладу о проведении штурмовой трехдневки. Выступал председатель цехкома Поскребеня. Он привел цифры, показывавшие значительные успехи трехдневки. Цех ликвидировал имевшееся отставание на двадцать процентов от плана текущего месяца и даже на два процента превысил задание.

—   Рабочие, администрация цеха, а также партийная организация показали, что они понимают задачи, стоящие в данный момент, и способны строить социализм большевистскими темпами.

Вслед за этим Поскребеня отметил примерный труд нескольких рабочих и мастера цеха Силовского. Многие из присутствующих не обратили на это особого внимания, но Пиня Шмуклер, председатель собрания, одобрительно кивнул головой.

Перед тем как дать слово очередному товарищу, он отметил опоздание Атосы.

—     Не мог, товарищ секретарь... — оправдывался Михась.

Его оправдание потонуло в басистом голосе начавшего свое выступление оратора. Он остановился на методах труда своей бригады и подчеркнул сознательное отношение к работе со стороны всех бригадиров.

—     Я должен также сказать, что поведение товарища Силовского за эти три дня было выше всякой похвалы.

После трех следующих ораторов председатель прекратил прения и предложил резолюцию, которая была принята собранием единогласно.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14