Неприятный случай


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Переступив порог мастерской, Савелий Переклад даже остановился от неожиданности: мастерская была битком набита рабочими. У сборочных верстаков, заваленных деталями и прогибавшихся под их тяжестью, не оставалось ни единого свободного места. Осенний день скупо цедил неяркий свет, в мастерской царил полумрак. И каждая искорка, вылетавшая из-под напильника сборщиков, долго не гасла, повисая в пространстве между верстаком и наждачным кругом. От наждачных кругов — а их было в мастерской три — взлетали целые снопы искр; они били вверх, чуть не в потолок, и окружали ореолом из ярко-красных искр пятисотваттную лампочку, белую словно молоко. Каждый агрегат обслуживало три человека, не считая тех, что трудились на сверлильных станках; а станков этих стояло до десятка. На полу громоздились горы железа; его перевозили на тачках, переносили на руках, передавали по цепочке. Мастерскую переполняли многообразные шумы работ: стук, лязг, скрежет, звяканье, шипение. Время от времени раздавались голоса рабочих, но разобрать слова было невозможно, и мастер Силовский во все горло кричал: — Что-о?! Не слышу! Повтори! Силовского каждую секунду звали то к наждакам, то к сверлильным станкам, то к верстакам сборки. Он проворно бегал туда и сюда, осматривал детали и уже собранные изделия, отдавал направо и налево распоряжения: — Сложите вон там, возле стенки! Подгони на сантиметр губки! Пружину потуже! Десятки изделий мелькали перед глазами Силовского концами и губками, кольцами и поршнями. Взгляд опытного мастера на ходу ощупывал каждый предмет, не упуская ни малейшей мелочи. Силовского прямо-таки разрывали на части: едва он появлялся в сборочном, как за ним прибегали из кузницы. Шестнадцать горнов, усердствуя друг перед другом, разогревали стальные болванки, передавали их под беспрерывно ударяющие молоты. В кузнице, как и в сборочном, работа шла особенно по-боевому. Это было видно по той поспешности и напряженной собранности, которые сопровождали действия каждого рабочего. Необычность трудового подъема подчеркивалась еще и многочисленностью работающих: ни одна наковальня не пустовала. У газовых печей работали по двое. Закопченные, в кожаных рукавицах, с длинными клещами в руках, кузнецы то бросали металл в горны, то вынимали накаленные добела детали и передавали их под пневматические молоты. Таких молотов здесь стояло два: по одному в каждом конце помещения; оба они без умолку стучали. Казалось, трудовой азарт охватил и огнедышащие печи и горны, заливавшие отсветами пламени весь огромный цех и окрашивавшие в багровый цвет окна и.стеклянную крышу. От ударов молота в окнах дребезжали стекла и сложенные в штабеля изделия, в воздух поднималась превратившаяся в пыль земля. Вода в жестяных корытах пузырилась и шипела от сыпавшихся в нее искр. Густой пар с изрядной примесью дыма, не вмещавшегося в трубе, образовал под крышей лохматое плотное облако. Уже у входа в кузницу были видны там и сям стальные болванки. По обеим сторонам настила из толстых железных листов, служивших дорожкой для каталей, груды половинок тисков, подобно библейскому змию, устрашающе скалили огненные зубы. — Федос! Товарищ Силовский!  Мастер, как и большинство работавших здесь, не замечал, что за его трудовым задором пристально наблюдает Савелий Переклад, в был удивлен, когда тот неожнданно его окликнул. — А-а-а! — развел руками Снловский, н на его перепачканном лице отчетливо обозначились белки голубых глаз и два ряда крепких зубов. — Ко мне? Его пронзительный голос, как и оклик Переклада, взлетевший до верхнего ля, на какой-то миг привлек внимание работавших поблизости сборщиков: справа — Михася Атосы, слева — Панаса Шаыко. Оба приветствовали Савелия улыбками, оба враз подмигнули, точно намекая на что-то. Савелию это было непонятно. Приставнь ладонь трубкой ко рту, он прокричал сперва Шамко, потом Атосе: — Немного погодя! Те продолжали на своих местах работу в том же темпе. А Савелий протянул руку мастеру, сопровождая свой жест дружеской улыбкой. В его улыбке было столько искренней доброты, умиления и радости, что подобного Федос у него ни разу прежде не замечал. Спрятав перепачканный кулак со складным метром в рукав куртки, он подал другую руку Савелию.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Наши партнеры

Гражданские стихи