Крутой поворот


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Но в уборной для борцов все было иначе. Перешагнув порог, я увидел десяток обыкновенных людей, хмурых, плохо одетых... Кто-то громко ругал жизнь борца, награждая отнюдь не лестными эпитетами Дядю Ваню. Видно было, что ему сочувствовали... Во всяком случае, я заметил улыбку только на одном лице из десяти. Ну, разумеется, все это было для меня пока тайной. Да я особенно и не интересовался настроением этих людей, из которых никто даже не оглянулся на дверь при моем появлении. Тем более мне было не до того, что с минуты на минуту ожидали Дядю Ваню. Вскоре он явился. И... э-эх, Зыдор! Смех да и только! Пришел Дядя Ваня н по бумажке прочитал, кому с кем бороться, сколько минут вести борьбу, кому как держать себя на арене, и строго приказал ни в коем случае не нарушать данной инструкции. Меня выпустили в паре—с кем ты думаешь? — с борцом первого ранга Бутурлиным. У меня екнуло сердце!-- Не к добру. Придется поднатужиться! А закулисные махинации вызвали у меня неприятное чувство. Но все же я, разумеется, не мог до конца разобраться во всех хитростях. Когда был отдан приказ готовиться к выходу, мною снова овладело праздничное настроение. Это настроение еще больше поднялось при виде тех лент и звезд, которыми украсили себя-перворазрядные, заслуженные борцы... Здесь же я удостоился. чести перекинуться несколькими словами с Поддубным. Он выглядел в своих медалях по меньшей мере Вильгельмом Вторым или каким-нибудь герцогом. Целое ожерелье всяких регалий блестело у него на груди. Они казались мне недосягаемыми... Но счастье каждого в его собственных руках, думал тогда я. И вышел на арену восьмым в шеренге из четырнадцати участников чемпионата. Сейчас не опишешь, как комично я раскланивался в ответ на жидкие аплодисменты, когда Дядя Ваня представил меня публике:

«Молодой дебютант, богатырь витебских полей То-чила-Каржуковский».

Аплодисменты неслись с галерки, хотя я не отказался бы от того, чтобы похлопали и в первых рядах. Но здесь на них скупились: больше иронизировали.

Однако и слабые аплодисменты придали мне какой-то особенный задор. С этим я и вышел на схватку в третьей паре. И вот...

Точила почесал затылок и остановился. Зыдор по инерции прошел еще несколько шагов.

Неожиданно для обоих на соседней боковой аллее грянула стройная песня. Мимо них, чеканя шаг, дви' галась рота красноармейцев. Молодые голоса, хорошо спевшиеся, разносились по парку, отдаваясь эхом где-то в стороне завода.

«Пламенный привет стражу Советской страны!» — с волнением подумал про себя Антось, и горячее чувство энтузиазма озарило его лицо улыбкой.

— Любуйся, Зыдор! Это великие завоевания рабочего класса во главе с Коммунистической партией. Всего лишь какой-то десяток лет, а мы уже свидетели неслыханных достижений в борьбе за социализм! Пусть только осмелится враг поднять руку на нашу пролетарскую страну, и он получит решительный отпор.

Они так и простояли, не шевелясь, пока за холмом не смолкли последние звуки красноармейской яесни. Потом снова двинулись вперед, возобновив прерванный разговор.

— Представь себе, Зыдор,- схватку со здоровенным, как дуб, натренированным борцом. Не успел я опом-кнтьсяъ как свисток арбитра толкнул меня на против-вика. Помню только, как пальцы впились в твердое скользкое плечо Бутурлина и низко притянули его ко мне. Однако чувствовалось, что предо мной крепкий оре-шекі В следующий момент он здорово толкнул меня — так, что я отлетел вбок шагов на десять. Затем мне удалось его брякнуть о землю и навалиться на него всем телом. Но свисток Дяди Вани поднял меня на ноги. Нельзя было забывать правила! Я тут же решил не поддаваться своему партнеру и, схватив его за шею, ловко согнул до пояса. Да только не рассчитал: Бутурлин тряхнул своим пружинистым телом и перекинул меня через себя. Еще миг, и он бы торжествовал победу, но я успел вскочить... Схватка кончилась вничью — так было намечено заранее. Но, брат Зыдор, я сошел с арены достаточно избитым. Публика хлопала, кричала «браво», а мне хотелось только отдохнуть. Дебют, признаться, оказался совсем не таким, как я ожидал. Мои расчеты не оправдались. Цирковые будни вблизи много хуже, чем это кажется издали. Если б не ослиное упрямство, владевшее мною, да не дубовая настойчивость, я бы после первого выхода махнул рукой на избранную карьеру. Да только нередко слепое чувство берет верх над неискушенным рассудком. Нечто подобное было и со мной. Разве мог я после первого выхода понять то, что уразумел лишь восьмью годами позже? Где там! Если первая схватка моя на арене вызвала жестокую ломоту во всем теле, то, с другой стороны, я видел себя «богатырем витебских полей»... На мне, как в фокусе, скрестились жадные взгляды многосотенной толпы. Хоть и не щедро, но заслужил и я одобрительные аплодисменты. И главное, финал не говорил о моем окончательном провале. Наоборот, первая схватка дала мне возможность учесть и усвоить кое-что, неизвестное раньше.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23