Крутой поворот


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навестив его перед отъездом в Новгород, я провел с ним за беседой около двух часов. Он основательно помог мне понять текущие события, их социальную сущность. Благодаря Павлу Пруту я с десяток раз побывал на знаменитых митингах у дома Кшесинской. Даже имел счастье раза два слышать Владимира Ильича. Бывало, только завечереет, бросаешь все и отправляешься на Петроградскую сторону. Подходишь-к небольшому угловому дому н ждешь, когда же зазвучат с балкона боевые большевистские лозунги. Ты не представляешь, как они меня трогали, как волновали! Я чувствовал в себе твердую решимость идти за теми, кто их провозглашал. И неизвестно, как сложилась бы моя дальнейшая судьба, если бы я остался в Петрограде. Смею тебя заверить, что большевистский стаж был бы у меня лет на пять больше. Но...

Антось развел руками, выражая этим жестом и укоризну и огорчение.

— К концу апреля я был в Новгороде. Надо ли говорить, что провинциальные условия вызвали во мне новый прилив тщеславия и чванства. Я уже едва не зачислил себя в «столичные светила». Фланировал по улицам города с видом важной особы. Каждый случайный взгляд новгородской жительницы принимал за оказываемое мне внимание. На афишах, в провинции еще более крикливых, чем в столице, мою фамилию печатали красными буквами на пятом месте от начала. Но и это еще не все: любопытные взгляды новгородских барышень, от гимназисток до приказчиц, от работниц до мещанок, не давали мне проходу. А когда я вышел во время парада на арену и, представленный Дядей Ваней, приветствовал публику вычурным поклоном (уже напрактиковался),— радушные новгородцы наградили меня щедрыми аплодисментами. Я с первого же выхода заметил, что мое реноме поднимается. Мои приемы борьбы вызывали одобрение публики. Сам не знаю, как это получилось, но партнер мне попался на вид тупой, дегенеративный; в соответствии с этим и движения его отличались дубоватостью.

Все это явно предвещало мне победу... Настроение у меня быстро поднималось,., силы росли, победа была все ближе... Переполненный цирк напряженно следил за интересной борьбой, которая вдруг закончилась вовсе неинтересно. Рванув как следует противника, я не дал ему опомниться, и вот бедняга так брякнулся оземь, что здорово ушиб ногу и, ковыляя, ушел с арены. Я в недоумении, однако не без гордости, стоял перед смеющейся публикой в позе Отелло и с наслаждением ловил приветственные возгласы... Как видишь, моя победа была куплена ценой несчастья другого! Цирк! Публика жаждет забавы —получай! Что ей до того, как это достается артистам. Я, признаться, пришел в уборную с неприязненным чувством по отношению к публике и к самому себе... Я собирался извиниться перед товарищем.

Но представь себе, Зыдор, мое изумление, когда я узнал, что и это был заранее подготовленный Дядей Ваней трюк. «Несчастный» заливался смехом и хвалил арбитра за находчивость. Он пожертвовал расположением публики, но не без основания обещал вернуть его в следующий раз. «Публика весьма доверчива, и когда она захвачена борьбой, ее можно обдурить как хочешь»,— нахально поучал он. И разве можно было с ним не согласиться? Я сам чувствовал его правоту, но мне было не до того. Я оказался на этот раз «героем дня», которого с нетерпением поджидала у выхода из цирка шумная толпа наивной молодежи. Как тореадора после удачного боя быков, приветствовала меня эта молодежь горячими аплодисментами. Даже —посуди сам о моем настроении — нашлась столь увлеченная поклонница, что проводила меня до самого дома. И сколько я наслушался от нее лестных слов, комплиментов, как жадно впитывал девичьи любезности!.. Вот и попробуй при таких условиях найти силы порвать с этой жизнью... Куда там! Цирк затуманил мой ум, захватил все мое существо, заслонил события общественной жизни. Это превратилось в настоящую болезнь. От этой болезни не могло вылечить и такое лекарство, как...

Антось снял кепи и наклонил голову. Большая круглая шишка на затылке привлекла внимание Зыдора.

—   Наследство! Памятка, как говорится, о древнем Новгороде.

—   Неужто она у тебя с тех пор? — удивился Зыдор.

А что ты думал! И если бы только шишкой обошлось! А то месяц лежал в больнице. Невыносимо болела голова. Доктора подозревали сотрясение мозга. Некоторое время я был в беспамятстве. Когда же стал поправляться, меня охватила жуткая тоска. Не увлекали больше мечты, потускнели яркие Картины будущего. Чем-то далеким и недосягаемым вспоминалась родная деревня. Так вот, брат, все поникло и увяло, отошло куда-то в туманную даль.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23