Крутой поворот


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Иной раз я стараюсь объяснить причины, вызвавшие в моей жизни тот крутой поворот, о котором я тебе рассказал. Они, по-моему,— в условиях, окружавших меня с детства, среди которых я рос и воспитывался. Малоземелье и бедность родителей, обрекшие меня на жестокую участь пастушонка и батрака, заложили во мне основы пролетарского самосознания. Да и будучи цирковым борцом, я фактически не выбился из бедности." Мне всегда приходилось перебиваться кое-как, одеваться в поношенное, лицованное платье. Пустая бродячая жизнь застилала сознание туманом эфемерной славы; в этом тумане таяли трезвые мысли и творческие порывы. Цирк опутывал паутиной мещанства. И только завод преобразил меня, стал горном, закалившим мою волю борца н строителя."

На Балтийском заводе я к концу года выполнял уже сложную работу по обточке поршней для паровых машин. Я весь отдавался процессу труда. Бывало — да это свойственно мне и сейчас, — все мое внимание сосредоточится на острие резца, и станок как бы превращается в составную-часть моего тела. Я и станок — одно. Потраченная мною рабочая энергия претворялась в красивую, отлично обработанную деталь. Если, будучи борцом, я стремился к честной игре, презирал всякие мошеннические уловки, то, став токарем Балтийского завода, я руководствовался исключительно пролетарским сознанием. Я человек не злой, не мстительный, не придирчивый, но мне и не занимать настойчивости в борьбе за поставленную перед собой цель. Я враг, решительный враг нерадивости, разгильдяйства, манкирования своими обязанностями. Меня хорошо помнят многие балтийцы, которых я не раз ругал за небрежно выполненную работу. Борьба за хозяйское отношение к своему предприятию, борьба за качество стали делом моей жизни... Об этом мне и до сих пор частенько напоминает Яков Кирпичев. Ты спросишь — почему? Как он может знать? Я забыл сказать тебе, что через месяц после моего зачисления на завод туда" вернулся и мой старый соратник... Так же, как я, махнул Яков Кирпичев рукой на цирковую блажь и вспомнил о своей специальности слесаря. Интересная была встреча.

Утром того дня я был направлен мастером цеха на токарный станок. Товарищ, к которому меня прнкрепили, не явился на работу... И вот я получаю распоряжение пойти к десятому стайку. Прихожу и вижу — у станка знакомое лицо. «Неужто ошибаюсь?» — усомнился я. Но сомнения мои тут же развеял знакомый голос Якова. Надо тебе сказать, что Кирпичев был не только хорошим слесарем. Это способный и сметливый человек; он знаком и с токарным, и с клепальным, и с фрезеровочным делом.

«Во сне это, что ли?» — спрашиваю я Кирпичева. «Это, верно, со мной не все ладно!» — отвечает он.

Я оставался у него на выучке чуть не целую неделю. От Кирпичева я много перенял. За это время, в свободные минуты, мы немало вспоминали разных эпизодов из нашего прошлого. И любопытно, что мы оба одинаково относились к своей карьере борцов. С Яковом Кирпиче-вым я до сих пор переписываюсь. Он продолжает работать на Балтийском заводе, все так же у станка. В каждом письме он спрашивает меня, сколько мне удалось обнаружить бракоделов и как веду с ними борьбу. Через год я вступил в партию, а спустя некоторое время меня избрали членом бюро цеховой ячейки. Попал я тогда же и в районный Совет рабочих депутатов... Так, добросовестным выполнением возложенных на меня обязанностей, уверенно и плодотворно наверстывал я допущенный в свое время «прорыв». В то же время успешно шла моя учеба. С каждым днем я становился сознательнее; передо мной открывались неведомые горизонты.., В двадцать четвертом году я женился на Тамаре Вишняковой и открыл новую страницу личной жизни. Но это не отразилось на моей партийной работе. Я не уклонялся ни от одной нагрузки, ни разу не отказался ни от одного поручения. Разве уж физически не был п состоянии тогда только... Но в общем я держался, как и сейчас, на высоте. На это не могу пожаловаться. Организм справился и с увечьями, и с болезнью вен, и с сердечными перебоями. Правда, здоровье подчас дает о себе знать, но я держусь. Годы глупого ломания на арене не прошли бесследно! Нет ни одного борца, который не кончил бы инвалидом. Когда я говорю о хорошем самочувствии, это значит, что я могу работать, нести партийную и общественную нагрузку, лишь изредка пропуская работу из-за болезни. Подорванный цирковой борьбою организм еще не хочет поддаваться слабости.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23