Крутой поворот


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

После этого я немало времени потратил на самоиспытание, на самопроверку. Почему-то решил удвоить порцию прованского масла. У себя в комнате я испытывал свою ловкость, проворство, проверял, насколько твердо усвоил разнообразные приемы борьбы. И все боялся — достаточно ли у меня силы? Не оказалась бы она мнимой, а я — обыкновенной посредственностью. Мало ли что я надумал! Вряд ли для борца довольно того, что он поворочает в конторе издательства ящики с книгами или выбросит двухпудовую гирю... Правда, в моем активе числилась победа над тремя моими товарищами по тренировочной школе. И студент, и чиновник, и рабочий-балтиец уступали мне по всем показателям, необходимым борцу... Дядя Ваня недвусмыс-. ленно намекал, что из меня «выйдет толк». Почему-то находили — меня это, знаешь, особенно удивляло, — что мне не хватает подвижности. «Ты, Антось, нажми на эту сторону. А то, случится, поставлю тебя в пару с легковесом Шульцем — круто придется», — шутил Дядя Ваня или говорил всерьез — об этом я только позднее узнал... Слушая его, я терялся в догадках, Зыдор, не хотелось соглашаться с тем, что у меня да нет ловкости и поворотливости. Если сомнения и шевелились иногда в душе, то уж я не давал им воли. Не-ет! Скорее обратное: появились признаки самоуверенности, вы; еокомерия. Своим видом, тоном и манерой разговаривать я, брат, довольно ясно намекал, что, мол, тоже не лыком шит. Если мой партнер превзойдет меня в ловкости, то я возьму силой... Не мог я согласиться, Зыдор, что сила моя — дутая величина, нет. Вспоминал корчевание вырубки, переноску деревьев, камней, пахоту и молотьбу и успокаивался. Ничто не могло устоять перед моим натиском. Вот изловчусь и в первой же схватке выйду победителем... Видишь ли, Зыдор, от дебюта многое зависит. Этого не скрывал от меня никто, даже Дядя Ваня. Вот я и смотрел на свой первый выход как на какой-то

Рубикон. Можешь себе представить, каких это мучительных и тяжелых раздумий мне стоило? Каждая моя мысль упиралась в первое испытание — начало карьеры... Посуди сам, столько вложено усилий для осуществления надежд, и вдруг все сорвется. Я не мог примириться с этим и с трепетом ждал торжественного момента. Вот, вот — может быть, завтра, может быть, через день или через неделю. Придет же все-таки. Не могут же меня просто обманывать —это было бы издевательством. Во всяком случае, я не ожидал подобного от Дяди Ванн. Наконец...

Они подходили к тому месту, откуда недавно любовались- проходящей тракторной колонной. Произведенное тракторами впечатление было так велико, что груолка молодежи все еще продолжала обсуждать эту интересную демонстрацию.

—   Сделаем еще круг? — спросил Антось у товарища.

Зыдор посмотрел на часы.

—   Девять. Давай!

В саду вспыхнули фонари. Молочный свет разлился по ровным аллейкам и матовым алюминием покрыл густую листву кленовых крон. Среди гуляющих прокатился гомон, прозвучавший как приветствие свету.

Антось и Зыдор тоже отдали дань общему восхищению. С ик уст сорвалось:

—   О-о-о!

Возглас этот как бы слился с продолжением рассказа Антося.

 


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23